Карта сайта Версия для слабовидящих

Булочник и Рерихи. Как банкир снабжал музей и себя картинами за счёт вкладчиков


Life.ru, 14 марта 2017 года

Лайф разобрался в связях экс-руководителя "Мастер-банка" Бориса Булочника и структур Международного центра Рерихов, где 7 марта изъяли десятки картин в связи с уголовным делом против банкира-мецената, передавшего сотни предметов искусства музею МЦР.

В канун празднования 8 Марта в усадьбу Лопухиных в центре Москвы ворвались люди в масках. Они выбили дверь и стали снимать со стен картины. Спустя двое суток на пресс-конференции руководство МЦР назвало эти события "вооружённым захватом" имущества центра, главнокомандующим процесса — Минкультуры, а также заявило, что поводов изымать картины у силовиков не было.

Однако Лайфу удалось выяснить, что семья Бориса Булочника имеет непосредственное отношение к структурам центра Рерихов, а в музее МЦР экспонировались в том числе личные картины бизнесмена, купленные, возможно, на деньги вкладчиков руководимого им "Мастер-банка", что позволяет говорить о признаках отмывания денег.

По данным СМИ, в рамках текущего уголовного дела в поле зрения МВД попали в первую очередь девять картин художника Святослава Рериха. Как считает следствие, полотна были куплены владельцем прогоревшего "Мастер-банка" Борисом Булочником в 2013 году на аукционе в Нью-Йорке не на собственные средства, а на деньги вкладчиков этого банка. По результатам обысков стало понятно, что ареал интересов следствия шире: только из экспозиции изъято порядка 37 живописных полотен Николая Рериха, рыночная стоимость каждого из которых достигает трёх миллионов долларов. Остальные произведения забрали из хранилища, включая гигантское полотно 3 на 1,5 метра "Выступление в поход (Варяжское море)". Все эти картины были переданы Борисом Булочником МЦР в разные годы.

Международный центр Рерихов (МЦР) возник в 1991 году после того, как перестал существовать Советский фонд Рерихов. Во главе нового Центра стояла Людмила Шапошникова, которая с 1989 года была директором советского центра. Булочник в интервью СМИ неоднократно рассказывал о том, что Людмила Шапошникова является его кумиром и благодаря этой женщине он заинтересовался восточной культурой и религиями. В 90-х бизнесмен впервые лично встретился с кумиром своей молодости, после чего начал помогать МЦР.

С центром Рерихов связано несколько благотворительных организаций. В 1998 году был зарегистрирован Благотворительный фонд имени Елены Ивановны Рерих, в 2007 году — Благотворительный фонд поддержки космического мышления (БФ ПКМ), а в декабре 2012-го — Международный комитет по сохранению наследия Рерихов (МКСНР). Две из этих организаций напрямую связаны с Борисом и Надеждой Булочниками.

Так, согласно базе данных СПАРК, супруги Булочник были в числе учредителей фонда имени Елены Рерих, а в 2007 году Надежда Булочник вместе с президентом МЦР Людмилой Шапошниковой и другими стала учредителем Фонда поддержки космического мышления. Наконец, Борис Булочник и его жена значатся в числе совладельцев Международного комитета по сохранению наследия Рерихов (см. инфографику).

Людмила Шапошникова неоднократно заявляла в СМИ, что Булочник передал МЦР в дар более 300 картин и рисунков Рерихов, однако, по данным Лайфа, на часть произведений не оформлялись договоры дарения. По версии следствия, эти произведения искусства банкир покупал на деньги вкладчиков.

По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, в данном случае налицо признаки отмывания денег.

Судебный юрист, консультант по сделкам с предметами искусства Никита Семёнов рассказал Лайфу, что изъятие картин — это результат поисков следствием имущества Булочника.

— Для того чтобы возместить ущерб потерпевшим, следствие находит имущество банкира — активы, ценные бумаги, деньги на счетах. Мы знаем, что он был одним из крупнейших покупателей картин Рериха. То есть он вкладывал деньги в живопись и передавал в пестуемую им организацию — МЦР. Вопрос, как передавал. Есть версия, что всё передавали по договору дарения. Но, насколько мне известно из источников в МЦР, иногда он просто привозил свои картины и вешал на стенку. То есть там находились картины вообще без какого-либо правового статуса — они просто принадлежат ему. Поэтому у следствия есть основания для ареста этих предметов, — подчеркнул юрист.

Вице-президент МЦР Александр Стеценко заявил Лайфу, что картины — это "уже не имущество Булочника и изъять их можно только решением суда". А то, что банкир значится в числе учредителей и совладельцев аффилированных с МЦР организаций, не играет никакой роли, потому что это некоммерческие благотворительные и общественные организации.

Советник министра культуры Кирилл Рыбак считает иначе.

— Обычно дарители не входят в состав руководящих органов организации, которой они жертвуют произведения искусства. Это позволяет предположить, что в случае с МЦР жертвователи преследовали иные цели, — сказал Рыбак Лайфу.

В кольце судов и штрафов

Скрывающегося за границей банкира Бориса Булочника в МЦР называют меценатом, который не только выкупал и дарил музею картины, но и отреставрировал для него на собственные средства памятник архитектуры — усадьбу Лопухиных в Малом Знаменском переулке. Меж тем именно из-за пользования этим комплексом из трёх зданий сам МЦР находится в центре судебных разбирательств. Раньше усадьба принадлежала Москве, но в ноябре 2015 года перешла в собственность РФ и была закреплена за федеральным Музеем Востока.

Сейчас музей и МЦР судятся. Первый иск Музея Востока касается расторжения договоров безвозмездного пользования на два строения усадьбы, заключённых между московскими властями и МЦР. Поводом стало ненадлежащее пользование памятником: комиссия выявила самовольную перепланировку помещений, а также нарушения санитарных условий. Второй иск касается ещё одного строения усадьбы. Оно также было передано в собственность РФ и закреплено за Музеем Востока, но, в отличие от первых двух строений, для нахождения в нём у МЦР нет никаких документальных оснований. Это отражено в представлении прокуратуры, заявившей, что здание занято незаконно. Однако МЦР отказался его покидать. И с лета 2015-го тянется суд о выселении. Очередные судебные заседания по обоим искам состоятся в марте этого года.

В конце 2016 года МЦР оказался в центре очередного скандала: Налоговая служба выписала центру штраф более чем на 50 миллионов рублей за то, что переданные музею Булочником картины не были включены в состав негосударственной части музейного фонда. По закону, если юрлицо приобретает культурные ценности, они должны быть включены в состав государственного или частного музейного фонда либо включены в бухгалтерскую отчётность. В центре Рерихов не делали ни того ни другого.

Александр Стеценко заявил Лайфу, что поставить картины на учёт не удалось из-за козней Минкультуры.

МЦР действительно в 2016 году просил Минкультуры внести в музейный фонд 229 экспонатов. Однако, как убедился Лайф, изучив переписку руководства МЦР с чиновниками Минкультуры, на самом деле ведомство требовало документы, "подтверждающие возникновение права собственности" у Бориса Булочника на девять картин. Предоставление данных документов является обязательным условием при включении ценностей в негосударственную часть музейного фонда.

На запрос Минкультуры предоставить эти официальные бумаги МЦР ответил довольно расплывчато.

Также в МЦР отметили, что в настоящий момент у них нет сведений о местонахождении супругов Булочник, поэтому нет возможности получить от них какие-либо документы.

Что будет с картинами?

В центре Рерихов высказывают опасения, что изъятые силовиками картины могут быть проданы на аукционах. Советник министра культуры Кирилл Рыбак полагает, что об этом рано говорить.

— Идёт следствие, картины изъяты, в настоящее время их осматривают. Вопрос об их судьбе и возможности их реализации с торгов будет решён не ранее, чем вынесен приговор фигурантам уголовного дела. Поэтому говорить о продаже или передаче картин в частные руки преждевременно.

Но эксперты считают иначе. По словам Никиты Семёнова, картины являются имуществом, на которое наложен арест. Если следствие обнаружит, что какие-то вещи не принадлежали Булочнику и не имеют к нему отношения, то произведения вернут МЦР.

— Если же установят, что в период совершения преступления он вкладывал деньги в картины и передавал их в МЦР, то все основания для ареста картин есть. Если суд удовлетворит требования потерпевших, судебные приставы либо предложат им забрать эти произведения живописи, либо выставят картины на публичные торги, а вырученные деньги распределят между потерпевшими, — рассказал эксперт.

Вариантов, при которых эти картины могут непосредственно перейти в государственную собственность, по мнению Семёнова, нет.

 


Дата создания: 17.03.2017 12:28
Дата изменения: 17.03.2017 12:29
Опубликовать в социальных сетях:
Последнее обновление на сайте: 18:05 21.07.2017