Карта сайта Версия для слабовидящих

Министерство культуры РСФСР - в моей жизни. Скворцов Л.Г.

В 1952 г. в отделе учебных заведений Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР, после окончания учебы в музыкальном училище им. Октябрьской революции в Москве, мною было получено направление на работу в музыкальную школу город Сталиногорска (ныне Новомосковск). Школа была создана в 1944 г., в ней было около 50 учащихся, пять преподавателей. Все они не имели специального образования. Школа размещалась в жилом доме на пятом этаже в трехкомнатной квартире. С этого времени практически вся моя жизнь была так или иначе связана с Министерством культуры РСФСР.

События развивались весьма стремительно и неожиданно. Через три – четыре месяца, по настоянию городских партийных и советских организаций, при участии Московского областного Управления культуры, я был назначен директором школы. С этой поры и началась моя музыкально-административная деятельность.

Школа требовала развития, расширения контингента и педагогических кадров. Около полутора лет длилась «борьба» за новое помещение, закончившаяся переселением школы в первый этаж дома в центре города, с реконструкцией под условия работы школы. Началась работа по формированию кадров. И тут я вспомнил свое распределение в Министерстве культуры РСФСР. Меня встретили весьма благожелательно в отделе кадров Министерства и предоставили возможность отобрать выпускников московских училищ, желающих поехать в Сталиногорск. Много желающих не нашлось, а вот два выпускника училища Октябрьской революции согласились, при условии предоставления жилья. Оба были участниками войны, один – с женой и двумя детьми. Жилье, не сразу, но было им предоставлено, и они многие годы посвятили работе в Сталиногорске – Новомосковске. Работники Министерства культуры, проникнувшись заботой к растущей музыкальной школе, направляли педагогов на работу в Сталиногорск.

Увлекшись организаторской работой и убежденно реализуя идею широкого музыкального воспитания детей, объявленного в то время задачей государственной важности, я предпринял усилия не только для развития первой Сталиногорской музыкальной школы, но и по открытию еще пяти школ в регионе Мосбасса (Подмосковного угольного бассейна). Создание этих школ из филиалов Сталиногорской требовало новых профессиональных кадров. Вот тогда возникло предложение о создании в Сталиногорске среднего специального учебного заведения – музыкального училища. Население, вдохновленное возможностью обучения детей музыке, требовало новые музыкальные школы.

Руководство комбината Москвауголь, начальником которого в то время стал известный деятель угольной промышленности Дмитрий Григорьевич Оника, решило выделить на строительство училища около пяти миллионов рублей. Сам Оника «добыл» замечательный проект, отвечающий всем требованиям специального учебного заведения, да еще с общежитием, и тут же приступил к строительству. Однако по существующим нормам такое учебное заведение можно было открывать только в республиканских (АССР), краевых и областных центрах.

В этот период мои контакты с Министерством культуры стали активно и постоянно расширяться. Для преодоления запретных нормативов местные власти решили пригласить на одно из праздничных торжественных мероприятий города Министра культуры РСФСР – Татьяну Михайловну Зуеву. Город Сталиногорск был крупным промышленным центром Подмосковья, и Зуева согласилась. Приезд Зуевой в город сыграл решающую роль в создании музыкального училища. После того, как Татьяне Михайловне показали строительство училища, идущее полным ходом, да еще и в замечательной березовой роще – красивейшем месте города, сообщив также, что «шахтеры» предлагают Министерству культуры это здание безвозмездно (стоимость его в целом была около пяти миллионов рублей – немалая сумма по тем временам), Зуева ответила, что Министерство не может отказаться от такого подарка, и дала согласие на открытие в Сталиногорске музыкального училища. Училище было открыто в 1959 г. Министерство все последующие годы постоянно участвовало в жизни училища, помогая ему и с оборудованием, и с формированием педагогических кадров из выпускников Московских вузов. Училищем интересовались и занимались постоянно Заместители Министра культуры – Кочетков В.В., Стриганов В.М., работники аппаратов Управления учебных заведений, Управления кадров, снабженческие организации и подразделения Министерства.

Работа училища оценивалась положительно. Первый выпуск состоялся в 1963 г. В 1965 г. возникло настойчивое предложение Московских областных организаций о моем переводе директором Первого Московского областного музыкального училища.

После моего переезда в Коломну – как главную базу училища, мои связи с Министерством стали почти постоянными. Вопросов было много – и в организационном и в методическом плане. Вместе с тем, возникла идея создания единого центра музыкального образования в Подмосковье, в городе Одинцове. Кроме того, предполагалось также использовать этот центр в дальнейшем как центр музыкально-методический для России в целом. Институт Гнесиных дал согласие осуществлять шефство над таким центром.

Мне было дано поручение Министерством культуры совместно с институтом «Гипротеатр» Министерства, разработать проект здания. Однако, примерно через три года, областные партийные и советские органы поставили передо мной задачу создания новой концертной организации в Московской области – филармонии, и я был назначен первым её директором.

Министерство культуры РСФСР и в этой работе оказывало мне всяческую помощь, например, в формировании творческого состава и художественного Совета филармонии, куда вошли по рекомендации Министерства такие известные музыканты как солист Большого театра Скобцов, известная исполнительница песен народов мира Ирма Яунзем, известная эстрадная певица Гелена Великанова, несколько режиссеров и деятелей искусства.

После филармонии я короткое время работал директором нового самостоятельного музыкального училища в Пушкино, созданного на базе филиала Первого Московского областного музыкального училища.

Однако, в Пушкино мне пришлось работать недолго, так как, примерно через год я был назначен на должность Начальника отдела музыкальных учебных заведений Министерства культуры РСФСР, по предложению Заместителя Министра Кочеткова.

В ведение отдела входило кураторство детских музыкальных школ и музыкальных училищ и непосредственное руководство высшими учебными заведениями – консерваториями и институтами искусств.

Мое первое знакомство с вузами состоялось в Ленинградской консерватории, бывшей еще в давние времена первым и главным музыкальным вузом страны, ставшим первым и главным в Российской Федерации XX столетия. (Московская консерватория в советское время была подчинена Министерству культуры СССР).

Трудно передать трепет от встречи с ректором консерватории – известным пианистом, народным артистом СССР, профессором – Павлом Алексеевичем Серебряковым, доброжелательно встречавшим меня у дверей «исторического» кабинета руководителей консерватории. Огромное волнение испытал я, входя в этот кабинет, в котором справа от дверей стоял небольшой кабинетный рояль, на котором могли играть Рубинштейн, Римский-Корсаков, Чайковский и другие великие композиторы.

За чашкой чая мы обсудили с Павлом Алексеевичем программу моего знакомства с консерваторией и работой некоторых кафедр, в частности – дирижерско-хоровой, композиторской и симфонического дирижирования, с посещением проходящих в те дни государственных экзаменов.

В заключительной беседе с Павлом Алексеевичем я открыто признал недостаточный мой опыт в работе музыкальных вузов, но, тем не менее, высказал несколько замечаний по поводу чрезмерно дружественной, почти семейной атмосферы на экзаменах, приводившей явно к занижению требований к выпускникам. К моему удивлению, Серебряков принял мои замечания. Вообще, обстановка была вполне доверительной и откровенной. Руководство Министерства одобрило мои действия в Ленинграде. С Серебряковым мы были добрыми друзьями до конца его дней. В один из моих приездов в Ленинград он подарил мне с дарственной надписью пластинку Второго фортепианного концерта Рахманинова в его исполнении.

После Ленинграда последовали консерватории Саратова, Горького, Свердловска, Казани, Астрахани, Петрозаводска, причем, Саратовская, Астраханская и Петрозаводская консерватории посещались мною в сопровождении групп специалистов Московских вузов и были подвергнуты довольно жесткой, но справедливой критике. Доклады на заседаниях ученых советов произносил я на основании замечаний специалистов-москвичей. Замечания принимались. Ректоры консерваторий благодарили комиссию за помощь и справедливую критику.

В Свердловске и Горьком обстановка во время моей работы по ознакомлению с состоянием дел в консерваториях переросла в заинтересованную беседу, а затем и в общую работу по анализу положения дел в музыкальном образовании и подготовке кадров, в соответствии с реальными и перспективными проблемами развития музыкальной культуры в целом. Ректоры и некоторые члены ученых Советов консерваторий приняли на себя разработку такой проблемы. В течение примерно года, свои предложения представили в Министерство культуры.

С большой заинтересованностью к данной теме и анализу работы консерваторий отнеслись ректор Свердловской консерватории, профессор, народный артист СССР Блинов и ректор Горьковской консерватории, Народный артист РСФСР, профессор, композитор, председатель Верхневолжской композиторской организации Нестеров. Они сами участвовали впоследствии в работе групп ученых Советов по данному вопросу.

Важной была моя командировка в Новосибирск. В Новосибирской консерватории уходил на пенсию ректор. Прибыв в Новосибирск, я узнал в уходящем ректоре музыканта, просившегося когда-то на работу в Новомосковское училище. Мне удалось провести встречи и беседы не только внутри коллектива консерватории, но и в обкоме партии. Общие мнения были положительными. Новый ректор был утвержден. Одновременно я познакомился с работой школы – десятилетки, у которой были проблемы с помещением и финансированием. По моему докладу и предложениям вопросы были также решены. Одновременно я смог познакомиться с работой музыкального и хореографического училищ.

В тот же период сложная ситуация возникла в Астраханской консерватории. Недавно открытая, она испытывала большие трудности с руководящим составом – ректоры менялись. Местные органы не уделяли должного внимания консерватории. В неудовлетворительном состоянии находилось общежитие, не предоставлялись квартиры вновь прибывающим преподавателям. Серьезно проанализировав сложившуюся ситуацию, я настоял на встрече с руководством обкома партии и облисполкома. Высказав претензии и продемонстрировав анализ работы консерватории в данной ситуации, я прямо и жестко поставил вопрос о том, что в случае продолжения подобного невнимания к проблемам консерватории, будет внесено предложение об её закрытии. Руководство Министерства приняло к сведению мою информацию и поддержало мои требования к местным органам.

Годы работы в Министерстве культуры РСФСР (1971-1973 гг.) дали мне знания, опыт, которые чрезвычайно пригодились на работе в Совете Министров РСФСР, куда я был приглашен на должность главного специалиста по вопросам музыкального искусства и музыкального образования. В мои обязанности входило заниматься вопросами концертной работы в России, деятельностью музыкальных театров, курировать работу Союза композиторов и Всероссийского музыкального Общества, а также секцию Комиссии по государственным премиям в области музыкального искусства Правительства Российской Федерации.

Работа в Совете Министров значительно расширяла мою деятельность в сфере музыкального искусства, предоставляла возможность общения со многими известными музыкантами того времени.

В первые же дни с руководителем Секции музыки Комиссии Госпремий, Председателем Союза композиторов РСФСР – Георгием Васильевичем Свиридовым провели подготовительную работу к предстоящей сессии Комиссии.

В ноябре 1973 г. во время Третьего съезда композиторов России произошла неожиданная смена Председателя Союза. В перерыве съезда в беседах со знакомыми мне ректорами и профессорами консерваторий мне стало известно, что большое число представителей национальных республик готовится выразить недоверие Свиридову за его недостаточное внимание к проблемам композиторских организаций периферии.

О возможном «демарше» Свиридову я сообщил присутствовавшим на съезде представителям руководства Совета Министров, ЦК КПСС, для которых информация оказалась неожиданной. Возникла необходимость предложения новой кандидатуры. Им стал Родион Константинович Щедрин, с которым мне довелось работать все последующие 17 лет моей работы в Совете Министров.

В этот период моей трудовой деятельности работа проходила в непосредственном контакте с Министерством культуры РСФСР, его руководством и работниками различных управлений, в первую очередь, Управлениями музыки и учебных заведений. Министром культуры тогда был Юрий Серафимович Мелентьев, его заместителями, с которыми приходилось чаще общаться – Е.В. Зайцев, В.В. Кочетков, В.М. Стриганов.

Постоянно участвуя в заседаниях секретариата и правления Союза композиторов РСФСР, мне довелось регулярно общаться с Председателем Союза Родионом Константиновичем Щедриным, членами правления Яном Френкелем, Александрой Пахмутовой, Иннокентием Поповым – штатным редактором журнала «Музыкальная жизнь», Юрием Коревым – главным редактором журнала «Советская музыка», А. Холминовым, А. Петровым, Председателями Союзов автономных республик М. Кажлаевым и многими другими.

Нередко я участвовал в работе правления и Пленумов Союза композиторов СССР и общался с Председателем Союза Тихоном Николаевичем Хренниковым, который однажды, в знак своего доброго отношения, подарил мне выпущенную к его семидесятилетию книжку «Его выбрало время», с дарственной надписью: «Дорогому Леониду Геннадьевичу – нашему многолетнему соратнику в музыкальных делах с благодарностью».

Одним из заметных событий того времени в деле музыкального воспитания детей в школах стала конференция в Перми, организованная Министерством образования РСФСР, в которой мне также довелось участвовать. Там я близко познакомился с композитором, Народным артистом СССР, Героем социалистического труда Дмитрием Борисовичем Кабалевским, с которым обсуждал его систему работы в школе, не во всем с ним соглашаясь. Тем не менее, после конференции он попросил меня организовать ему встречу с Председателем Совета Министров Михаилом Сергеевичем Соломенцевым. Встреча состоялась по поводу выхода первого номера журнала «Музыка в школе», вступительную статью к которой он предложил подписать Соломенцеву.

Во время этой конференции, встретившись там с известной деятельницей в области детского музыкального театра, директором и художественным руководителем детского музыкального театра на Ленинских горах – Натальей Ильиничной Сац, я получил и от нее недавно изданную ею книжку «Всегда с тобой», с дарственной надписью – «Дорогому другу советских работников искусства Леониду Геннадьевичу Скворцову от автора на память о многом, в том числе путешествии в Пермь, во имя детей, театра и музыки».

В те годы Министерство культуры постоянно проводило конкурсы и смотры музыкальных коллективов и ансамблей песни и танца автономных республик, краев и областей. Председателем жюри почти постоянно был известный балетмейстер, руководитель Ансамбля танца народов мира – Игорь Александрович Моисеев, с которым я также подружился и встречался как постоянный участник работы Жюри.

Постоянные контакты с Министерством культуры РСФСР происходили и на почве обсуждения и выдвижения кандидатур на соискание Государственных премий России. Из наиболее ярких моментов осталось в памяти выдвижение и присвоение премии имени Глинки Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу, Святославу Рихтеру. Шостакович, получивший премию отдельно из-за его болезни в кабинете Заместителя Председателя Совета Министров России, Председателя Комиссии по Государственным премиям – Кочемасова, тепло поблагодарил комиссию за высокую оценку его творчества и чрезвычайно почетную премию им. Глинки.

Выдвижение Рихтера на премию им. Глинки принималось совместно с Министерством культуры России за его героическое и чрезвычайно показательное турне по всей России до Владивостока.

Интересным решением, принятым также при участии Министерства культуры, было выдвижение первой женщины – симфонического дирижера – Вероники Дударовой, активно проводившей большую работу по пропаганде русской классической и советской музыки в регионах России и Москве.

Очень важным считаю выдвижение и присвоение Государственной премии им. Глинки выдающейся артистке театра оперетты Татьяне Ивановне Шмыге. Несколько раз Комиссия отклоняла это предложение, считая жанр оперетты не соответствующим статусу премии. Доказав достижения Шмыги в этом жанре, Комиссия подтвердила выдающийся талант артистки и утвердила жанр оперетты как серьезный музыкальный жанр, достойный премии им. Глинки.

Во Всероссийском музыкальном обществе часто обсуждались проблемы так называемого «здорового искусства» – народных видов искусства, при участии известных музыкантов-хоровиков Соколова – Председателя Общества, Минина, Чернушенко. Многократно я встречался с дирижерами Светлановым, Рождественским, Федосеевым, Темиркановым.

Россия богата выдающимися композиторами, музыкантами, дирижерами, и я благодарен судьбе за встречу с ними.

Скворцов Леонид Геннадьевич,
Начальник отдела музыкальных учебных заведений
Министерства культуры РСФСР (1971-1973 гг.).
Главный специалист по вопросам музыкального искусства
и музыкального образования отдела культуры,
искусства и печати Совмина РСФСР (1973-1990 гг.)


Дата создания: 18.02.2013 09:46
Дата изменения: 18.02.2013 09:46
Опубликовать в социальных сетях:
Опубликовать в социальных сетях:
Последнее обновление на сайте: 08:06 26.03.2017