Карта сайта Версия для слабовидящих

На ниве культуры. Понько А.Д.

«Культура естественна для человека:
в ней потребность…»
Д.С. Лихачев

Моим прямым связям с Министерствами культуры РСФСР и Российской Федерации исполнилось 40 лет. Две трети истории этих Министерств проходила на моих глазах, а с начала 1976 г. по 1991 г. и с моим непосредственным участием.

Но мое первое знакомство со сферой культуры произошло еще в июне-августе 1939 г. В те далекие 30-е годы еще продолжался активный процесс ликвидации неграмотности населения, культурного просвещения народа, особенно в глубинке, на селе. После окончания 9 класса в с. Елтышево в 80 км от Новосибирска, где еще не было ни электричества, ни радиоточек, в деревню поступал лишь один экземпляр областной газеты «Советская Сибирь», меня приняли на должность культорганизатора промысловой артели «Веревочник» и поручили обучать грамоте женщин-работниц артели. За длинным столом, на поляне, 3 раза в неделю собирались 8-10 женщин. Занятие продолжалось 1,5-2 часа. К концу августа с моей помощью они выучили азбуку и научились писать первые слова: мама, Сибирь, Елтышево, артель… В обеденное для рабочих артели время по 15-20 минут я читал рабочим газету «Советская Сибирь».

В те годы я впервые увидел в нашем сельском клубе, только что организованном в бывшей церкви, профессиональный спектакль, показанный артистами Новосибирского драматического театра. Вспоминаю, когда я учился в 4 классе, наша учительница организовала драматический кружок. Почему-то решила обратиться к драме А.С. Пушкина «Борис Годунов». Мне поручила роль Пимена. До сих пор помню слова Пимена, произнесенные в келье:

Еще одно, последнее сказанье –
И летопись окончена моя,
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному…

Учительница, видимо, потратила немало сил, чтобы эти слова произносились мною убедительно. В «Пионерской правде», издаваемой в Москве, появились несколько строчек о нашем школьном спектакле с упоминанием моей фамилии, чем я очень гордился…

Потом учеба в Учительском институте, работа в общеобразовательной школе, 33-летняя служба в Советской Армии – много разных интересных дел, но постоянным был интерес и участие в деятельности учреждений культуры, увлечение литературой, искусством.

В июне 1944 г. впервые получил возможность по настоящему приобщиться к великой русской культуре, сосредоточенной в Москве. Меня, старшину, секретаря комсомольской организации аэродромно-технического батальона, направили в Военный институт иностранных языков на ускоренные курсы по спецпропаганде. Год изучения немецкого языка, для последующей работы с немецким населением, оказался для меня также академией познания русской культуры и искусства.

В кассе Большого театра по предъявлению удостоверения курсанта военного института бесплатно давали место, как правило, в партере. Не менее двадцати раз я посетил театр, просмотрев весь репертуар, а некоторые спектакли – по два-три раза. Колоссальное впечатление произвели на меня оперы «Иван Сусанин», «Князь Игорь», «Хованщина», балет «Лебединое озеро»… Я слушал в театре великих певцов И. Козловского, С. Лемешева, М. Рейзена, А. Пирогова, П. Лисицыана, В. Михайлова, Н. Обухову, В. Барсову, видел мастеров балета Г. Уланову, К. Сергеева… Слушал музыку Бородина, Мусорского, Чайковского… За дирижерским пультом был знаменитый А. Мелик-Пашаев.

Посещение выставок в московских музеях, знакомство с историческими и культурными памятниками, встречи с известными писателями, выступающими в институте, – все это значительно обогатило мои знания и интерес к культуре.

Позже, только в 1954 г., мне впервые пришлось познакомиться с великой русской культурой, сосредоточенной в Ленинграде. Нам, участникам десятидневного семинара, организовали посещения Эрмитажа, Русского музея, царских дворцов и усадеб, театров. В Ленинграде в то время активно восстанавливались учреждения культуры и искусства, разрушенные войной. Сохранение и развитие духовного и культурного богатства, сосредоточенного в Москве и Ленинграде, было и остается важнейшей государственной задачей. Их значение в культурном воспитании народа, в чем я лично убедился, чрезвычайно велико.

В 1945-1950 гг. мне довелось уже быть активным участником возрождения культуры в Советской оккупационной зоне в Германии, становлении немецких органов культуры, работы с немецкой творческой интеллигенцией по восстановлению работы театров, библиотек, музеев, в организации выступлений советских артистов перед немецкими зрителями. С этого времени начинается мое непосредственное участие в организации культурной работы.

Немецкие власти с помощью Советской военной администрации активно восстанавливали учреждения культуры и искусства, помогали писателям, художникам, режиссерам, артистам, возвращающимся из эмиграции. Будучи референтом по зрелищным предприятиям Советской военной комендатуры Берлина, по поручению руководства комендатуры я много раз встречался с писателями с Б. Келлерманом, В. Бределем, певцом Эрнстом Бушем, художником Отто Нагелем, драматургом Вольфом, режиссером Б. Брехтом и другими известными во всем мире немецкими деятелями литературы и искусства. С моим участием создавалась Берлинская организация «Общество германо-советской дружбы» (председатель – профессор, ученый-лингвист по угро-финским языкам Штайниц), а также Берлинская организация «Культурбунд» – культурный союз, объединяющий немецких деятелей культуры и искусства. В 1950 г. Общество уже насчитывало более 100 тыс. членов. Оказывал помощь в организации музыкального театра в Коттбусе и драматического театра в Берлине, открывшегося в 1949 г. спектаклем «Мать Кураже», поставленным Б. Брехтом…

Почти двадцать лет, в 50-е – 60-е годы моей работы в политорганах Советской Армии в Сибирском военном округе, одним из основных направлений работы была политическая и культурная работа с солдатами, офицерами, членами их семей и допризывной молодежью. Эта работа осуществлялась в тесном контакте с органами культуры. В войсках СИБВО была своя система учреждений культуры – окружной ансамбль песни и пляски, окружной Дом офицеров, окружная газета, гарнизонные дома офицеров и солдатские клубы, библиотеки, музеи, ленинские комнаты в каждой роте, определенный штат культработников – начальники клубов, библиотек и пр. Вся эта система слаженно работала. За время службы в армии солдаты значительно повышали свой культурный уровень.

Местные органы и учреждения культуры и искусства организовывали шефские посещения военнослужащих городских театров, музеев, библиотек, устраивали концерты в армейских учреждениях культуры, оказывали методическую и иную помощь армейским культработникам, библиотекарям, руководителям курсантской и солдатской художественной самодеятельности. Армейские художественные самодеятельные коллективы активно участвовали в городских, краевых, республиканских и областных фестивалях и конкурсах.

В эти годы, благодаря усилиям Министерства культуры, местных партийных и советских органов культурный потенциал в сибирских территориях значительно вырос. Здесь появлялись все новые и новые театры, концертные коллективы, учебные заведения культуры и искусства, крупные кинотеатры, книжные магазины, Дворцы культуры, выставочные залы, поднималась культура сибирского села.

В июне 1971 г. приказом Министра обороны СССР меня назначили Начальником Центрального академического театра Советской Армии – одного из крупнейших театров Советского Союза. Театр был в ведении Главного политического Управления СА, но в своей работе тесно взаимодействовал с Министерствами культуры СССР и РСФСР.

Через пару недель состоялась моя встреча с Министром культуры СССР Е.А. Фурцевой, продолжавшаяся 35-40 минут. За чашкой чая Екатерина Алексеевна, хорошо зная состояние дел в театрах Москвы, в том числе ЦАТСА, особенно в связи с нашумевшей постановкой в театре «Смерть Иоанна Грозного», проявила большой интерес к театру, высказала ряд рекомендаций и обещала при необходимости помощь. Ее спокойный, деловой тон беседы, знание театральных кадров, широкий кругозор произвели на меня большое впечатление.

Мое первое знакомство с Министром культуры РСФСР Ю.С. Мелентьевым состоялось в конце 1974 г. в нашем театре на генеральной репетиции спектакля «Конец» драматурга Шатрова в постановке главного режиссера Р. Горяева. В связи с показом в спектакле, поставленном на Большой сцене, Гитлера в последние дни Рейхстага, эта работа Шатрова и Горяева вызывала разные толки. С участием Министра и сотрудников Управления театров Министерства культуры РСФСР художественный Совет театра спектакль принял. Спектакль вызвал большой зрительский интерес.

В монументальном помещении театра Красной Армии, построенном в советскую эпоху, блистали мастера сцены: режиссеры Алексей Попов, Д. Тункель, А. Окунчиков, М. Кнебель, В. Канцель, Л. Хейфец, артисты Добржанская, Константинов, Насонов, Зельдин, Сазонова, Касаткина, Андрей Попов, Голубкина, Покровская, Вишняков и многие другие. Музыкальным руководителем театра был Тихон Хренников, художником Н. Шифрин. Блестяще проходили гастроли театра в Хабаровске, Свердловске, Новосибирске, Донецке, Харькове, в Группах советских войск за рубежом…

В Москве, на площади Коммуны (ныне Суворова), кроме театра размещались центральные армейские учреждения культуры: Студия художников им. Грекова, Ансамбль песни и пляски Советской Армии под управлением Александрова, Центральный музей Вооруженных сил. Все они были составной частью культурного потенциала столицы и активно участвовали в культурных акциях, проводимых Министерством культуры РСФСР и Главным Управлением культуры Мосгорисполкома. Актив театра, в т.ч. и я, участвовали в Общероссийском съезде работников культуры в 1974 г., на многих Московских активах работников культуры, проводимых Московским Горкомом КПСС и Мосгорисполкомом, различных семинарах и совещаниях в Министерстве культуры РСФСР и Московском Главном Управлении культуры.

Моя работа Начальником театра (в театре был не директор, а начальник) была хорошей школой практической работы в учреждении искусства, которая мне потом очень помогала в работе в аппарате Министерства культуры.

После увольнения из Советской Армии в начале 1976 г. мне довелось пятнадцать лет трудиться в аппарате Министерства культуры РСФСР, быть сопричастным к государственному регулированию культурными процессами в РСФСР.

Перед назначением на должность начальника Главного организационно-инспекторского Управления, члена Коллегии Министерства Министр представил меня Заместителю Председателя Совета Министров России В.И. Кочемасову, курировавшему в Совмине РСФСР вопросы культуры, авторитетному и очень опытному, глубоко вникающему во все стороны культурного строительства, много сделавшему для культуры республики. Он задал мне один вопрос: «Почему Вы, полковник, получающий хорошую пенсию, решили пойти на эту работу, требующую значительных усилий?». Мой ответ: «Хочу быть сопричастным к государственным делам», – его вполне удовлетворил. Вскоре пришло решение о назначении меня членом Коллегии Министерства, что говорило о роли и важности Главного организационно-инспекторского Управления в Министерстве.

Министерство культуры было авторитетным государственным органом управления культурными процессами в РСФСР. В руках Министерства были важные рычаги влияния на культурное строительство: солидные бюджетные средства, кадровое обеспечение всех подотраслей культуры, законодательное право координации всех творческих сил и организаций для проведения важнейших культурных акций как в масштабе республике, так и в регионах.

Семидесятые – восьмидесятые годы можно смело назвать годами значительного подъема культуры России. Небывалыми темпами развивалась сеть библиотек, клубных учреждений, музеев, театров, концертных коллективов, укреплялась материальная база. За три пятилетки построены десятки новых театральных помещений, концертных и выставочных залов, сотни районных домов культуры, сельских клубов. Созданы многие новые учебные заведения культуры и искусства. Они выпускали тысячи хороших специалистов: актеров, музыкантов, художников, библиотечных и клубных работников. Активно работали творческие союзы, объединяющие артистов, писателей, художников, композиторов. Ежегодно появлялись сотни замечательных художественных произведений, театральных постановок, музыкальных сочинений, проводились художественные выставки, Дни и Декады литературы и искусства республик в Москве. Литература, искусство, культура России были в расцвете, достойно отражали то время в жизни народов России.

В эти годы Министерство сделало решительный шаг в своей деятельности в сторону работы на местах. В центре внимания стала организаторская работа в республиках, областях, краях, на развернувшихся крупнейших стройках России – БАМе, Запсибнефтегазовом комплексе, Нечерноземье… Важным организующим фактором влияния Министерства на территории, где решалась судьба культуры, был организационно-инспекторский Главк, в котором было три отдела: Сибири и Дальнего Востока; Нечерноземной и Черноземной зон; Поволжья и южных районов России. В каждом из них работали по 4-5 старших инспекторов, курирующих отдельные территории. Опытные работники – начальники отделов, старшие инспектора Главка глубоко изучали состояние дел в своих областях, краях, республиках, повседневно вникали в их текущие и перспективные дела, часто выезжали на места, по существу, были их представителями в Министерстве, вели паспорт территории, своеобразный накопитель сведений, данных о состоянии культуры, хорошо знали местные кадры. Руководители местных органов культуры приобрели в Главке заинтересованный орган, помогающий решать основные вопросы.

Одним из рычагов влияния Министерства на местные органы культуры стала подготовка и рассмотрение на Коллегии комплексных планов развития культуры отдельных территорий, причем они, как правило, вырабатывались и принимались совместно с Совминами республик, обл(край)исполкомами и обл(край)комами КПСС.

Совместно выработанный, принятый и реализованный комплексный план развития культуры Красноярского края буквально за 7-8 лет превратил край в крупный центр культуры и искусства Сибири.

По инициативе Главка Коллегия рассматривала состояние развитие культуры Омской, Белгородской, Кемеровской, Брянской, Свердловской областей, республик Дагестана, Чувашии и др. Особое внимание было уделено Тюменской области, где бурно развивался Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс.

Ежегодно рассматривались на Коллегии Министерства вопросы развития культуры Нечерноземья, вырабатывались планы строительства сельских объектов культуры – РДК и сельских клубов, обеспечения их кадрами, укрепления учреждений искусств областных центров. Осуществление этих планов строго контролировалось.

В эти годы на востоке страны активно шло строительство БАМа. Вопросы культурного обслуживания строителей этой важной транспортной магистрали были предметом нашей особой заботы.

По инициативе Главка было введено в практику повышение квалификации заведующих сельскими отделами культуры в Центральном институте повышения квалификации работников культуры и искусства. Главк обобщил опыт работы культурного строительства в нескольких сельских районах.

Совместно с Планово-финансовым управлением, возглавляемым Б.Ю. Сорочкиным, и ГИВЦем Главк выработал более трех десятков основных показателей, характеризующих состояние культурного строительства каждой территории. Эти показатели помогали определять уровень развития отрасли культуры той или иной территории и вырабатывать планы развития культуры на местах.

В многочисленных индивидуальных беседах с руководителями местных органов культуры, а они проходили практически ежедневно, анализировалось состояние культурного строительства той или иной области, края, республики, в сравнении со средними показателями по России и в передовых территориях. Этот анализ побуждал к более активным действиям.

Не менее четверти времени проходило у меня в поездках по России. За пятнадцать лет довелось побывать, познакомиться с деятельностью учреждений культуры и искусства практически всех областей, краев и республик, а в некоторых территориях бывал по несколько раз. Не бумажное знание каждой территории, а основанное на личном знакомстве, значительно облегчало решение возникающих вопросов. У меня в памяти были практически все театры, концертные коллективы, областные библиотеки, музеи, галереи, основные памятники, заповедники, Дворцы и Дома культуры многих территорий России.

Хорошо запомнилась поездка вместе с Министром Ю.С. Мелентьевым на Дальний Восток. За две недели мы побывали в Магаданской и Читинской областях, Якутской и Бурятской республиках, посетили многие районы и города. В Магаданской области участвовали в работе сессии облсовета, на которой рассматривался вопрос о состоянии и мерах по дальнейшему улучшению культурного строительства. На ней было принято развернутое решение. На местах ознакомились с культурным обслуживанием строителей Читинского и Бурятского участков БАМа. В Читинской области мне довелось побывать и в приграничных районах. Весь комплекс вопросов культуры и искусства Якутии был рассмотрен в Якутском обкоме КПСС и Совете Министров республики.

По итогам поездки на Дальний Восток было принято решение о выпуске утепленных автобусов и автоклубов для Севера, о помощи северным агиткультбригадам, обслуживающим оленеводов, других жителей тундры, о направлении «Росконцертом» коллективов и исполнителей на Север. Специально было подготовлено и принято решение по пограничным районам, в котором намечено укрепление материальной базы культуры в этих районах. Все заведующие отделами культуры погранрайонов были собраны на учебу в Москву. В Москве прошли месячную переподготовку и заведующие отделами культуры дальневосточных городов.

Результативными были командировки в Хабаровский, Красноярский и Приморский края, Сахалинскую область. Некоторые из них были совместно с работниками Министерства культуры СССР.

За годы работы много раз приходилось бывать в республиках Северного Кавказа. Каждая из республик имела свой достаточно высокий художественно-творческий потенциал: талантливых поэтов, писателей, драматургов, композиторов, художников, танцоров, артистов, абсолютное большинство из них закончили Московские и Ленинградские высшие учебные заведения культуры и искусства. Они были окружены заботой и вниманием местных республиканских партийных и советских органов, а также Центра. Созданные в Советском Союзе условия для расцвета культур разных народов были в полной мере использованы республиками Северного Кавказа. Их Декады культуры в Москве были одними из ярких и впечатляющих.

Многочасовые беседы мною проводились с работниками республиканских библиотек, музеев, театров, заведующими районных и городских отделов культуры, сотрудниками Министерств, обмен опытом работы. Эти беседы помогали лучше узнать достоинства, нужды, трудности. С большим удовлетворением вспоминаю эти очень интересные, доверительные, откровенные, взаимно полезные собеседования, дающие, как правило, значительно больший эффект, чем строгие инспекторские проверки. Конечно, одной из важных форм работы Главка на местах были проверки или контроль и помощь, но мы никогда не становились на формальный путь, категорически искореняли менторский, назидательный тон в работе, в общении с кадрами Министерств, управлений и учреждений культуры. Главное для нас было глубоко изучить состояние дел, выявить положительный опыт, недостатки и их причины, помочь выработать реальные пути устранения этих недостатков, мобилизовать кадры на более эффективное использование имеющихся возможностей и ресурсов для повышения уровня деятельности органов и учреждений культуры.

В целях привлечения внимания к развитию культуры на селе Министерство организовало Всероссийское соревнование органов и учреждений культуры и искусства. Были разработаны около двадцати показателей, по которым подводились итоги соревнования, например, количество построенных объектов культуры на селе, количество проведенных мероприятий и т.д. Учреждены три переходящих знамени с солидными денежными премиями. Ежегодно Коллегия Министерства подводила итоги соревнования. Знамена и премии вручались на активах работников культуры территорий-победителей руководством Министерства. Форма соревнования в сфере культуры, материально поощряющая работников культуры, оправдывала себя, оказалась приемлемой и в этой сфере.

В Министерстве был введен довольно приличный премиальный фонд для поощрения руководящего состава территориальных органов культуры, в т.ч. министров и начальников управлений. Фонд распределялся по представлению Главка. Это тоже был один из рычагов влияния Министерства. Через наш Главк проходило представление руководителей органов культуры к почетным званиям и наградам.

Главное организационно-инспекторское управление тесно сотрудничало со всеми управлениями и отделами Министерства, работая как единый механизм.

Нельзя не отметить определенную мобилизующую роль Партийного комитета Министерства, членом которого мне довелось быть все эти годы, общеминистерских партийных собрания, проходивших ежеквартально. Партийный комитет нередко заслушивал отчеты о работе коммунистов-начальников отделов и управлений.

Высок был авторитет Коллегии Министерства, как совещательного органа при Министре. На Коллегии рассматривались планы культурного строительства в республике, а также отдельных территорий, состояние развития подотраслей культуры, представления деятелей искусства и работников органов культуры к почетным званиям и правительственным наградам и мн.др. Заседания проходили открыто, с участием членов Коллегии и приглашенных лиц, вырабатывались решения, многие из которых оформлялись приказами Министра. Мне приходилось постоянно участвовать в планировании работы Коллегии, подготовке решений и других материалов, рассматриваемых на Коллегии.

Министерство работало в тесном контакте с соответствующими отделами ЦК КПСС, Совета Министров РСФСР, Госпланом, Минфином. Госстроем РСФСР, Министерством культуры СССР. Отношения были деловые, взаимно уважительные, заинтересованные в обмене необходимой информацией с той и другой стороны. Министерство строго относилось к выполнению решений и поручений высших инстанций, составлялись планы выполнения решений, реализация их постоянно контролировалась, представлялись информационные отчеты о ходе выполнения решений и поручений.

Аппарат Министерства был укомплектован хорошими профессионалами, опытными сотрудниками, ответственно относящимися к делам, пользующимися высоким авторитетом, как среди творческой интеллигенции, так и в местных органах и учреждениях культуры и искусства. Очень хорошую профессиональную подготовку и опыт работы имели руководители управлений, отделов, ведущие инспектора.

Министерство работало постоянно в напряженном режиме, слаженно, концентрируя внимание на решение первостепенных задач, обстоятельно занимаясь разработкой стратегии развития культуры и реализацией текущих планов. В Министерстве была деловая, рабочая обстановка дружного коллектива. Заслуга в этом Министра культуры и его заместителей, лично работающих активно, конкретно, оперативно, проявляя заботу о сотрудниках аппарата, умело организуя их работу, поддерживая инициативу.

Пятнадцать лет работы в государственном аппарате дает мне право высказать свои соображения о качествах, которыми должен обладать государственный служащий. Прежде всего, он должен быть хорошим специалистом в своей отрасли, иметь опыт работы в подведомственных органах, учреждениях культуры и искусства, или в ином государственном аппарате. Крайне необходимое качество – умение анализировать явления, происходящие в курируемом направлении, иметь навыки работы с документами, знать стратегию развития отрасли, при оценке всех явлений исходить из государственных позиций. Решающее значение имеют высокие нравственные качества – честность, ответственность, добросовестность.

С большим удовлетворением вспоминаю работу в Министерстве культуры, дружный, стабильный, работоспособный коллектив. Не представляется возможным перечислить фамилии всех сотрудников, с которыми интересно и приятно было работать, но не могу не назвать старейших работников Министерства, чьим трудом создавался авторитет Министерства, решались важные государственные задачи культурного строительства республики. Это, прежде всего, Министр культуры Мелентьев Ю.С., его заместители: Зайцев Е.В., Грибанов М.А., Стриганов В.М., Кочетков В.В., Милов Е.Е., Шкурко А.И., начальники Управлений: Бачалдин Б.И., Сорочкин Б.Ю., Баданов А.И., Шишкин С.М., Васильев И., Баев А.И., Подгородинский В.В., Воробьев В.П., Кудряков В.Н., Тимошин И.Р., Романов И.Н., Дейнеко В.Н., Безрукова Г.П., Евстигнеев В.С., Рыжкова Н.А., Орешкина А.С., Прямилов В.М.

Добрым словом всегда вспоминаю всех Министров культуры автономных республик, начальников Управлений культуры обл(край) исполкомов. Все они были умудренными, опытными, знающими работниками, десятки лет отдавшими культуре, любили свое дело, уважительно относились друг к другу, к сотрудникам Министерства. Любили приезжать в Министерство, особенно на расширенные Коллегии и другие большие сборы. Мне очень часто приходилось общаться с ними. О каждом из них можно много рассказать. Все они были прекрасными организаторами, оставившими большой след в российской культуре.

Прошло уже почти 20 лет после работы в Министерстве и, оглядываясь назад, вспоминая работу Министерства культуры и участвуя в ней в руководящем ядре, могу еще и еще раз подтвердить, что Министерство было настоящим Главным штабом огромного культурного процесса в республике, планирующим, координирующим, организующим, а также методическим государственным центром культуры России. Особенно велика его роль в подготовке кадров деятелей культуры.

Были ли недостатки, упущения в работе Министерства? Да, были. Министерство можно упрекнуть за чрезмерную централизацию денежных средств, за недостаточное внимание к тем или иным проблемам, а их было немало в условиях большого объема работы в отрасли. Можно упрекнуть за некоторую стандартизацию работы сети учреждений культуры и искусства, за повышенное «опекунство» над творческой интеллигенцией (кого-то недооценили, кого-то переоценили, кто-то оказался «невыездным», кто-то получил звание и награду, а кто-то еще нет). Но упреки в адрес Министерства о жесткой цензуре в творчестве драматургов, режиссеров, художников, якобы, сковывающих их талант, – несправедливы. Да, были творческие дискуссии, обсуждения, причем, на равных, но они носили деловой, доброжелательный, творческий характер, в значительной мере способствовали более полному раскрытию таланта творца, а не его подавлению.

Министерство стремилось не допускать в содержании и формах работы учреждений культуры и искусства пропаганды насилия, межнациональной розни, порнографии, других явлений, способствующих разложению общества.

Главным в силе работы Министерства с творческой интеллигенцией было создание наилучших условий, возможностей для максимального раскрытия таланта, способностей каждой творческой личности или творческого коллектива, будь то театр, оркестр, ансамбль, студия, учебное заведение, музей. Министерству культуры, его руководству был чужд командно-административный стиль работы с творческой интеллигенцией. Спекулятивными, конъюнктурными выглядят ныне отдель ные голоса некоторых деятелей об их притеснениях, зажиме в советское время, произносимых с трибун, причем, в ряде случаев и тех, кто далеко не обделен был званиями, наградами, должностями и почетом.

В центре внимания Министерства культуры были вопросы международного культурного сотрудничества. В организации этой важной работы принимали участие руководство и многие сотрудники Министерства. Мне довелось по поручению Министра много раз выезжать в зарубежные страны с различными творческими коллективами и концертными группами, встречаться там с министрами культуры, работниками министерств, представителями других государственных органов, ведающих вопросами культуры, руководителями театров, музеев, библиотек, общаться с творческой интеллигенцией.

В условиях «холодной войны», противостояния двух мировых систем, мощной антисоветской пропаганды в средствах массовой информации поездки наших артистов, их выступления перед сотнями тысяч жителей зарубежных стран имели большое значение. Они выступали настоящими посланцами страны Советов, помогали нашему руководству успешнее решать внешнеполитические задачи. Более двух месяцев в марте-мае 1980 г. продолжалась моя поездка по странам Латинской Америки с замечательным коллективом – Государственным академическим хореографическим ансамблем «Березка» (художественный руководитель Народная артистка СССР М.М. Кольцова). В Венесуэле, Колумбии, Бразилии, Аргентине, Ямайке состоялось около 40 концертов прославленного русского коллектива. Сотни тысяч жителей аплодировали великолепным танцорам «Березки». Концерты проходили на стадионах, вмещающих по 10-15 тыс. зрителей, концертных залах и театрах. Это был настоящий триумф нашего искусства.

Примечательной была поездка в Канаду и США в 1986 г. с Государственным симфоническим оркестром СССР (художественный руководитель и главный режиссер Е.Ф. Светланов). Концерты симфонического оркестра СССР (120 музыкантов) начались в Ванкувере (Канада) на открытии всемирной выставки-ярмарки «Экспо-86» в замечательном городском концертном зале, где присутствовало более 3 тысяч слушателей. В исполнении оркестра прозвучали произведения Шостаковича, Глинки, Чайковского, Рахманинова. Не было конца аплодисментам слушателей великому дирижеру Е.Ф. Светланову и русскому искусству. Вечером еще один концерт – 5-я симфония Шостаковича, девичий хоровод Щедрина, музыка из балета «Гусарская баллада» Хренникова. Трехтысячный зал буквально ревел от восторга. Затем концерты в городах Банфе, Калгари, Торонто, Оттаве, 6,5 тысяч километров поездки на автобусах через всю Канаду с запада на восток. И всюду ошеломляю щий успех наших музыкантов, всемирно известного главного дирижера Евгения Федоровича Светланова. Переезд в США. Большой концерт в концертном зале Детройта, где присутствовало 4 тыс. слушателей. Концерты в Вашингтоне, в Филадельфии, в Линкольн-центре в Нью-Йорке. Везде успех, восторг, бесконечные аплодисменты…

В период преобразования в 1991 г. Министерства культуры РСФСР в Министерство культуры РФ мне было 69 лет, поэтому мне пришлось уйти из государственных органов управления культуры, но мои тесные деловые контакты и связи с Министерством не прерывались и активно продолжаются по настоящее время.

В начале 90-х годов прошлого века по разным причинам наступили непростые времена для развития российской культуры. У властей, занятых переустройством социально-экономической жизни Российской Федерации, культура оказалась на втором плане, была пущена, образно говоря, «в свободное плавание». Инициативные люди начали создавать различные общественные и частные организации, которые находили свою нишу в огромном культурном пространстве: в концертной и выставочной деятельности, в создании на базе Домов культуры и клубов различных досуговых, развлекательных центров и т.п.

В январе 1991 г. у ушедших на пенсию Министра культуры РСФСР Ю.С. Мелентьева, первого Заместителя Министра культуры СССР М.А. Грибанова и у меня возникла идея создания Общероссийской общественной организации «Всероссийской ассоциации международных культурных и гуманитарных связей». И она была создана. Главная цель Ассоциации – организация международных культурных акций.

В Ассоциации некоторое время работали еще несколько сотрудников Министерства культуры, вышедших на пенсию, в т.ч. А.К. Тыщенко, М.Е. Федотова. В связи с уходом из жизни в 1997 г. Ю.С. Мелентьева, Председателем Правления Ассоциации до 2007 г. был В.С. Мелентьев, а в настоящее время – В.Н. Кузин.

В целях поддержки и воспитания юных талантов усилиями Министерства культуры в 60-е – 70-е годы была создана огромная сеть детских музыкальных и художественных школ, школ искусств (до 6000 в РСФСР), в которых обучалось свыше 1 млн. юных дарований. Однако в начале 90-х годов ДМШ, ДХШ, ДШИ оказались в сложном положении (недофинансирование, неопределенность принадлежности, ослабление методического руководства и др.)

У меня возникла мысль, чтобы одним из направлений деятельности нашей Ассоциации стала помощь художественному образованию и воспитанию детей России. Это стало поводом для создания нами в конце 1994 г. в Москве Международной детской художественной галереи, ко торая взяла на себя функции проведения на республиканском и международном уровнях Российских и Международных фестивалей, конкурсов, выставок детского художественного творчества, что стимулировало художественное образование и воспитание детей.

ДХШ, ДШИ, студии ИЗО при Дворцах и Домах культуры, музеях и библиотеках обрели в Москве организацию, заинтересованную в показе творческих достижений юных художников и оценке их авторитетным художественным Советом галереи, возглавляемым академиками АХР, народными художниками России А.И. Зыковым, а затем А.Д. Шмариновым.

За эти годы галерея стала одним из ведущих в России центров по проведению Международных, Российских, региональных, тематических фестивалей, конкурсов и выставок. О масштабах деятельности галереи можно судить по следующим данным. Галерея провела 180 Международных и Российских фестивалей и конкурсов и около 550 выставок, в которых участвовали более полумиллиона юных художников из всех субъектов Российской Федерации и многих стран мира, издано 157 красочных альбомов и каталогов. В них опубликованы иллюстрации около 15 тысяч детских работ и названы имена десятков тысяч юных художников из всех регионов страны.

Большинство ДХШ и художественных отделений ДШИ активно участвуют в мероприятиях, проводимых галерей. Галерея получает постоянную поддержку Министерства культуры РФ. Наши планы мы координируем с планами Министерства. Таким образом, галерея, найдя свою нишу в республиканском культурном пространстве, вписалась в решение главных задач Министерства культуры по дальнейшему развитию детского художественного образования и воспитания в стране.

Являясь членом организации ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Министерства культуры РФ, стараюсь передать свой опыт новому поколению сотрудников, и нахожу в этом поддержку нынешнего руководства Министерства культуры РФ.

Понько Алексей Дмитриевич,
Начальник Главного организационно-инспекторского Управления,
Член Коллегии Министерства культуры РСФСР (1976–1991 гг.),
Директор Международной детской художественной галереи
(1994 г. по настоящее время)


Дата создания:
Дата изменения: 07.02.2013 10:10
Опубликовать в социальных сетях:
Опубликовать в социальных сетях:
Последнее обновление на сайте: 08:06 26.03.2017